Новости и Публикации
24.03.16
Экономические публикации

Страны с переходной экономикой: возможно ли быстрое восстановление на этот раз?

Страны с переходной экономикой: возможно ли быстрое восстановление на этот раз?
·         Только в четырех странах с переходной экономикой – Чехии, Польше, Чили и Таиланде – компании могут в короткие сроки восстановить объемы экспорты, снизившиеся из-за кризиса. Об этом свидетельствуют результаты исследования 34 стран с переходной экономикой, которое было проведено компанией Coface – лидером на мировом рынке кредитного страхования.
·        Критериями для такой оценки служат: ценовая конкурентоспособность страны, уровень ее задолженности и политические риски.
·        Китай, Саудовская Аравия, Египет и Эквадор сталкиваются с высоким уровнем риска.

Интенсивность нынешнего кризиса в странах с переходной экономикой (emerging countries) не может не вызвать удивления: темпы их экономического роста сократились вдвое за последние пять лет, усилились валютные и долговые риски. Однако этот кризис не является чем-то уникальным. Схожие процессы, происходившие в 1990-х годах, заканчивались неожиданно быстрым восстановлением экономики, несмотря на растущий отток капитала и снизившиеся объемы банковского кредитования. Странам с переходной экономикой удавалось достичь у себя прежнего уровня производства в среднем в течение двух-трех лет после кризиса, хотя темпы их роста в долгосрочной перспективе оставались более низкими.

 

Какие из этих стран могут сегодня предложить своим компаниям быстрое восстановление экономики? В выборке из 34 стран, проанализированных экспертами Coface, лишь четыре страны – Чешская Республика, Польша, Чили и Таиланд – соответствуют всем трем важнейшим критериям: ценовой конкурентоспособности, возникшей в результате девальвации их национальных валют после 2013 года, кредитоспособности компаний и умеренному уровню политического риска.

 

Критерий 1: выигрыш от ценовой конкурентоспособности

В краткосрочной перспективе наиболее действенным способом повышения конкурентоспособности является понижение реального эффективного курса национальной валюты (то есть, ее курса по отношению к валютам всех тех стран, с которыми ведется торговля, а не только по отношению к доллару), от чего выигрывает главным образом экспорт промышленных товаров и некоторых видов услуг. Можно выделить две группы среди 14 стран, которым пошли бы на пользу последние тенденции на валютном рынке: экспортеры промышленной продукции, чьи национальные валюты подверглись умеренной девальвации после 2013 года (Чехия, Польша, Болгария, Венгрия, Малайзия, Таиланд и Турция), и экспортеры сырья, чьи валюты потеряли большую часть своей стоимости (Бразилия, Мексика, Чили, Колумбия, Казахстан, Южная Африка и Россия).

 

У тех же стран, которые понесли наибольшие потери, а именно, у Вьетнама, Китая, Эквадора, Египта и даже Саудовской Аравии, вырос реальный эффективный курс национальных валют, поскольку их курс или фиксирован по отношению к доллару, или не является свободно плавающим.

 

Критерий 2: кредитоспособность компаний

Чтобы выигрыш от повышения ценовой конкурентоспособности воплотился в виде роста инвестиций компаний, их изначальный уровень задолженности не должен быть чрезмерно высоким. Однако этот уровень задолженности вырос в период экспансионистской денежно-кредитной политики после банкротства инвестиционного банка Lehman Brothers, когда были смягчены условия банковского кредитования и быстро развивался рынок облигаций. Между 2004 и 2014 годами объем задолженности вырос в 4,5 раза и увеличился на 26 процентных пунктов по отношению к ВВП на фоне замедления темпов экономического роста в странах с переходной экономикой с 7,2% в 2010 году до 3,4% в 2015 году (ожидается, что в 2016 году прирост составит 3,9%).

 

В сочетании с ужесточением условий кредитования (которое происходило повсеместно, за исключением стран с переходной экономикой в Европе), высокий уровень задолженности приводит к более значительным затратам на обслуживание долга, ограничивает инвестиционные возможности и затрудняет восстановление экономики. Этот риск особенно высок в пяти странах – в Бразилии, Малайзии, Турции, Болгарии и России, в которых общий долг корпоративного сектора либо превышает 90% к ВВП, либо увеличился на 10 процентных пунктов и более с середины 2008 года.

 

Критерий 3: политический риск

Наконец, восстановление экономики может замедлиться из-за политической неопределенности, которая заставляет компании откладывать принятие решений об инвестициях. Половина из восьми стран, выигравших от повышения своей ценовой конкурентоспособности и не имеющих высокой задолженности корпоративного сектора, сталкиваются с повышенными политическими рисками.

 

Таким образом, остаются четыре страны, которые способны более успешно противостоять текущему кризису и быстрее перейти к экономическому росту, а именно Чешская Республика, Польша, Чили и Таиланд. На их долю приходится менее двух процентов мирового ВВП, но у всех них есть общие сильные стороны: их промышленность достаточно развита, и они сумели преодолеть «ловушку среднего дохода» (имеется в виду момент стагнации после достижения среднего уровня доходов населения, когда из-за роста заработной платы и снижения ценовой конкурентоспособности, государства оказываются не в состоянии конкурировать ни с развитыми передовыми экономиками, ни с развивающимися странами с низким уровнем зарплаты). Кроме того, в объеме экспорта этих четырех государств невелика доля тех стран с переходной экономикой, которые в наибольшей степени пострадали от кризиса. Для них характерны положительные фундаментальные факторы: низкая инфляция, государственный долг, находящийся на невысоком уровне (Чили, Чехия) или на умеренном уровне (Таиланд, Польша). Ни в одной из этих стран нет высокого дефицита счета текущих операций. Однако у них есть и уязвимые места. Так, в Польше, Таиланде и Чили наличествуют политические и социальные риски, пусть и умеренные. Чили, помимо этого, в значительной степени зависит от ситуации на рынке меди.

 

На другом полюсе находятся страны, у которых мало возможностей для восстановления экономики в краткосрочной перспективе: курс национальных валют Китая, Саудовской Аравии, Египта и Эквадора существенно вырос с 2013 года, и в этих государствах высоки политические риски. Более того, в Китае очень высока задолженность корпоративного сектора. 

Скачать эту публикацию : Страны с переходной экономикой: возмо... (310,49 kB)
Топ
  • Russian